Катастрофическое сознание в современном мире в конце ХХ века

Страх перед будущим в современном мире: Страхи в социальной жизни и их отражение в мифе, религии и философии Страх ожидания негативных событий и процессов, которые оцениваются людьми как вероятные непосредственно для них или для их потомков, играл важную и в некоторых случаях даже решающую роль в жизни личности и общества. Тревога перед неизвестным и необъясненным глубоко внедрена в человеческое мышление, вероятно, на генетическом уровне. Неудивительно, что некоторые мыслители полагали этот аспект человеческого существования одним из наиболее важных в человеческой жизни. Несколько иначе сходную мысль выразил Альберт Камю: Источники страхов Люди получают свои страхи из двух главных источников: В древности источником первичной информации был опыт индивидуума и его рода, обычно нескольких десятков человеков, которые находились в кровнородственных отношениях и знали друг друга лично.

Атеисты говорят, что религия возникла из-за страха, который человек испытывал перед силами природы

История употребления и злоупотребления алкоголя. История развития человечества связана с употреблением и злоупотреблением алкогольными напитками. История развития Росийского государства формировала те условия при которых алкоголизм и наркомания стали общенациональной проблемой. Сама история нашего государства говорит о том, что культура употребления спиртных напитков и те социальные условия которые существуют, медленно и верно привели к тому, что мы имеем на сегодняшний день.

Страх перед будущим как культурная характеристика Страх перед будущим Природа устной коммуникации и культуры такова, что сообщение . Даже страх человека перед самим собой представал в форме внешних сил, . ( Furcht) и неопределенный безотчетный страх-тоску (Angst).

Однако хорошо известно, что в философии пессимизму и циклическим теориям противостоят оптимистические концепции прогресса, связанные с линейным пониманием времени. Они являются достаточно далеким развитием тех идей о линейности времени, которые имеются уже в Ветхом Завете. Идеи человеческого совершенствования, улучшения условий его существования, продвижения вперед по пути массового распространения и углубления знаний и культуры идейно противостоят пессимизму циклических теорий в философии истории.

Эти теории в отличие от религиозных верований в катастрофу и Страшный Суд, венчающий историю человечества, принципиально нефиналистского характера. Они не боятся утверждать, что не знают, что будет дальше с человечеством. Идея динамизма и постоянного стремления к совершенствованию, которую эти концепции содержат, противостоят катастрофическому мировоззрению, хотя и не исключают возможности катастрофы, прекращения существования человеческого рода. Центральной ориентацией европейской философии истории в Новое время стала ориентация на прогресс и оптимизм относительно судьбы человечества.

Эволюционизм противостоял катастрофизму и иррационализму, оптимизму удавалось до поры справляться с пессимистическим видением истории, сдвигая его к периферийным направлениям философско-исторической мысли. И сейчас еще, несмотря на весь массив критики, обрушившийся на прогрессистские концепции, достаточно убедительно звучат слова Ж.

Кондорсе, нарисовавшего оптимистическую картину прогресса человеческого разума: Часть философов отвергали и даже осмеивали идею прогресса. Современные теологи доказывают, что, несмотря на всю апокалиптичность христианского воззрения на историю, вера в прогресс не только не противостояла ему, но обнаруживает свои религиозные корни. Страх человека перед самим собой как основа катастрофизма в ХХ веке: Экзистенциалистская философия, фрейдизм, а также энвиронментализм, развившийся в последние десятилетия, — подтверждение этого сдвига.

По мнению же ведущих экзистенциальных психологов именно глубинный страх перед неизбежной смертью лежит в основе всех остальных страхов. К этому парадоксу мы еще вернемся. Идея смерти не передается через знания. Смерть у каждого своя. У страха есть конкретный объект, с этим объектом можно как-то встретиться, проанализировать его, побороться с ним, вытерпеть его, как-то к нему отнестись.

Две различных, но одинаково важных потребности человеческой натуры, глубоко человеческое, только выражающее разные стороны нашей природы . Но перед нами, несомненно, театральное начало в жизни, в культуре, .. безотчетный страх перед бездной, перед тем, что что-то «не так».

Высотные работы мытье окон альпинисты вымоем до блеска Верим, потому что боимся, Страх как одна из причин религиозной веры Тезисы Человек всегда чего-то боялся. Пятьдесят тысяч лет назад он боялся саблезубых тигровмахайродов и пещерных медведей, в средние века - чумы и наскоков кочевников, сейчас — ядерной войны и СПИДа. Есть и страхи постоянные, неизменные на протяжении всей истории - перед смертью, болью, одиночеством, неизвестным.

В психологии страх характеризуют как эмоцию, связанную с осознанием потенциальной опасности и реакцией избегания. Из причин страха выделяют две категории: Страх перед сверхъестественным давно привлек внимание противников божественных теорий происхождения религии. Традиция видеть в основе религии страх пошла, наверно, от Демокрита. Он объяснял происхождение религии невежеством и страхом перед грозными явлениями природы.

Эпикур в качестве основной причины религии считал страх перед смертью и бессилие людей перед неизбежностью. Их взгляды были продолжены в произведениях Тита Лукреция Кара и других философов и писателей-эпикурейцев. Марксисты считали и считают страх перед неподвластными человеку явлениями природы основным"психологическим корнем" ранних форм религии. Сторонником"теории страха" был Б.

Разумеется этот перечень не исчерпывающий.

Что же такое страх?

Мэй Ролло Р Юнг: Юнга, поскольку в его работах мы не встретим систематизированных представлений о тревоге. Насколько я могу судить, Юнг никогда напрямую не занимался проблемой тревоги, поэтому для понимания его отношения к этому вопросу следовало бы самым тщательным образом изучить все, что он написал.

3) Ранний психоанализ, также различая рациональный С. перед внешней Слепое руководство инстинктом для человека – безобразие (в самом глубоком, По своей природе страх – ограда любви, он рождает ревность предназначением: уподобляться Отцу Небесному, по мере сил подражая святым.

Если внимательно присмотреться к причинам всех человеческих переживаний, тревог, волнений и беспокойств и всего, что отягощает наше сознание, то в конечном итоге за большинством из них можно увидеть серую тень страха. И страх этот многолик. Личины его столь разнообразны и обманчивы, что только опытный человек сумеет разглядеть ее, прикрытую иногда очень искусно и потому ускользающую от нашего внимания: Везде и всюду нас преследует эта серая тень страха, которая незаметно и неслышно отравляет сердце своим ядом и омрачающая нашу жизнь.

И прикрывается она очень искусно, так как наше сознание никогда не примирится с тем, чтобы признать себя рабом страха, и тотчас же без колебания отгонит решительно эту серую ехидну, как только она под тем или иным явлением проявится. Именно многоликость страха и его способность прикрываться чем угодно и прятать сущность свою под этим прикрытием и вводит человека в заблуждение, тем самым лишая его возможности поразить эту ехидну и избавиться от нее навсегда.

Страх перед чем бы то ни было лишает человека силы, которая нужна ему для преодоления самого явления, вызвавшего этот страх. Чувство страха негативно само по себе и выбрасывать его из сознания нужно сразу же, как только возникает его угроза. Об опасностях, которые нам могут встретиться следует знать, от них нужно обороняться, и все меры можно принять для защиты от них, но позволять страху хоть на мгновение омрачать свое сознание и тем самым себя обессилить — недопустимо.

Это чувство вредно уже потому, что в нем нет ни одного созидательного свойства, в то время как разрушительные все налицо. Страхом нельзя ни увлечь, ни привлечь, им можно только заразить. Страх — страшный и ярый пожиратель психической энергии. Тот, кто боится теряет все, в то время как бесстрашное сердце готово во всеоружии встретить самые устрашающие условия, или самые чудовищные личины и выйти победителем из столкновения.

Но мужество должно естественно сочетаться с осмотрительностью и осторожностью.

Дебаты на тему:"Алкоголь - польза или вред?"

Поиск по произведению Введение Предмет данного исследования — страх перед социально значимыми негативными событиями и процессами, оцениваемыми массовым сознанием как катастрофа. Нас не будут интересовать проблемы типа безработицы, смертельной болезни или гибели близких. В центре внимания — массовые страхи и ожидания катастрофических сдвигов, начиная от угроз местного значения до региональных, национальных и планетарных.

Эти темы не получили до сих пор существенной разработки в социологии. Это не вполне понятно, так как здравый смысл, на котором базируется наука, предполагает, что настроение и поведение отдельных людей, групп и нации в целом весьма зависимы от тех чувств — оптимистических, или пессимистических, — которые они питают в отношении будущего. Как ни странно, но даже исследования качества жизни, проводившиеся с х годов, большей частью игнорировали роль страхов в человеческой жизни 1.

Искренно является он только перед величавым, - снимем ли мы шляпу перед Сильно в человеке безотчетное стремление к природе (единственной дороге его так же смешон, как кто-нибудь, носящий волос любимого человека. настолько всегда краеугольный, что даже призрак его нагоняет страх.

Победа над страхом будет порогом нового сознания. Ивахненко Победа над страхом будет порогом нового сознания. Вильям Шекспир самый худший вид рабства". Бернард Шоу Проблеме страха посвящен огромный пласт художественной и научно-теоретической литературы. Его изучением занимаются физиология, психология, социология, педагогика, философия. Эпикур первый связал страх и свободу: Согласно Платону, трусливые или мужественные люди имеют совершенно разные мнения о том, какие вещи являются страшными, а какие нет, и чтобы стать бесстрашным, нужно изменить мнение о вещах.

Платон считал, что сословие, которое стремиться к наживе и корысти, живет в страхе.

Алкоголя история

Марио Бенедетти Наша жизнь и страхи страхи и освобождение от них — одна из ключевых тем человеческой жизни. Это обратная сторона реальности. Мы стремимся к свободе и одновременно страшимся ее, говорим об ответственности, но боимся брать ее на себя, желаем правды и избегаем ее. Вся наша жизнь — это освобождение, это попытка понять, как обходиться и договариваться со своими страхами, как научиться понимать их язык и содержание, как достигнуть осмысления и обрести душевное равновесие.

В детстве мы боимся страшных сказочных героев, пауков, темноты, оставленности. Взрослея, мы понимаем, что вовсе не Кащей Бессмертный представляет угрозу для нас, гораздо страшнее реальные люди, агрессия мира, собственная несостоятельность, непризнанность.

ценностей и безотчетной уверенности в целесообразности своего пути. Иначе центробежная энергия либо разорвет человека, либо вынудит его искать . в природе", то возмущаясь"стихийными, слепыми силами природы", он, И далее:"Преодоление страха перед кастрацией -- это первый успех в.

Главной особенностью мифа является тесная слитность в нем различных элементов — художественного и логически обусловленного, повествовательного и ритуального. Мифологическое авторство характеризуется неосознанностью творческого процесса, поэтому мифы — создания коллективного и бессознательного народного творчества. На сегодняшний день можно вспомнить десятки различных определений мифа, а литературоведческое использование термина миф достаточно многообразно и очень противоречиво.

Юнг: тревога и угроза иррационального

Атеисты говорят, что религия возникла из-за страха, который человек испытывал перед силами природы. Я думаю иерей Олег Стеняев , что природа религиозного чувства сокрыта в том обстоятельстве, что человек был создан по образу и подобию Бога. Не страх, а самосознание приводит человека к мысли о Боге.

человека перед огнём) или в определённом комплексе соматических изменений Важную роль в понимании природы страха играют два момента: 1) бессознательными, разрушительными, инстинктивными силами, .. («безотчётная тревога» у С. Кьеркегора, «онтологический страх» у М. Хайдеггера.

В этом смысле невротик имеет преимущества перед человеком, которому никак не удается разрешение конфликта. Однако, как считал З. Фрейд, наряду с подобными преимуществами невроз имеет свои изъяны: Эти симптомы вызывают у него недовольство, но он не может освободиться от них, так как не осознает причины их возникновения и, кроме того, не хочет потерять приобретенные от болезни выгоды.

Невротик оказывается неспособным к наслаждению и неработоспособным, так как ему приходится затрачивать энергию на то, чтобы сохранить либидо в состоянии вытеснения и защищать себя от его напора. Он стал бы здоровым, если бы смог сознательно распоряжаться своим либидо. Поэтому задача психоаналитической терапии состоит в том, чтобы освободить невротика от его вытеснений в бессознательное и подчинить его влечения Я с целью сознательного разрешения внутрипсихического конфликта.

В связи с рассмотрением природы и механизмов бегства в болезнь З. Фрейд пришел к любопытному выводу, который не всегда учитывается современными психоаналитиками.

Суть страха

Юнга, поскольку в его работах мы не встретим систематизированных представлений о тревоге. Насколько я могу судить, Юнг никогда напрямую не занимался проблемой тревоги, поэтому для понимания его отношения к этому вопросу следовало бы самым тщательным образом изучить все, что он написал. Тут следует упомянуть лишь об одной важной идее Юнга: Выход на поверхность этого иррационального материала представляет угрозу для упорядоченного и стабильного существования личности.

Социально-философское осмысление страха тема диссертации и природу, обнажают всю проблематизированность человеческого бытия, которая состоит перед «Ничто», конечностью бытия - неопределенный, безотчетный, секса и страха, он считает, что они являются главными силами, которые.

И действительно, если рассмотреть нашу жизнь через призму страха, то она мне представляется одеялом, сотканным из множества лоскутков страха. Избавляясь от одних, вытесняя другие, интегрируясь с третьими, мы, тем не менее, часто находимся под их могущественной властью и контролем. И можно ли с полной ответственностью заявить, что победить страхи — это значит стать абсолютно свободным и бесстрашным?

Но, как минимум, необходимо избавляться от страхов, которые мешают жить и расширять границы возможного. Не говоря уже о тех страхах, которые управляют жизнью. Ибо в таком случае, как утверждал Леонардо да Винчи:

Страхи и Волнение Перед Университетом